Водка:

история и современность

Водка: истории и анекдоты

Водка — напиток с богатым прошлым, поэтому неудивительно, что она обросла множеством историй и анекдотов. Ниже приведены лишь некоторые из них.

Мы провели серьезную исследовательскую работу, чтобы доказать, что водка — это русское изобретение . Он даже попытался идентифицировать первого дистиллятора.

Грек Тессалиан, церковнослужитель Исидор, был в составе посольства русской православной церкви, которое посетило Италию в конце 1430-х гг. Посланники побывали во многих итальянских монастырях, где могли наблюдать дистилля­цию aqua vitae.


По возвращении Исидор был заключен в Чудов монастырь, вызвав ярость Василия III. Однако Исидор не был казнен, и, что еще больше удивляет, его содержали в хороших условиях. Год спустя он беспрепятственно покинул Московское княже­ство, избежав преследований со стороны государя. Похлебкин пишет, что вполне вероятно, желая спасти свою жизнь, Исидор преуспел в извлечении алкоголя дистилляцией в сте­нах Чудова монастыря и, не имея в распоряжении других ис­ходных материалов, попробовал использовать зерно. По мнению Похлебкина, Исидор, несомненно, изготовил алко­гольный спирт, который помог ему усыпить стражу и бе­жать из монастыря.

Коктейль Moscow Mule во многом помог популяризации вод­ки в США, но во время Корейской войны (1950—1953) его на­звание и тот факт, что он сделан из напитка, считающегося ис­конно русским, были восприняты в штыки американскими пат­риотами. Члены Bartenders Union даже вышли с манифестациями на Пятую авеню Нью-Йорка под лозунгами: «Мы можем справиться и без Московского мула». Heublein, производитель Smirnoff, поспешил уведомить правительство страны о том, что задолго до России водка производилась в Коннектикуте, а изве­стный коктейль Буравчик (Screwdrivers), состоящий из смеси водки с апельсиновым соком, был изобретен американскими ра­бочими на буровых вышках Среднего Запада, которые исполь­зовали для размешивания напитка буры.

Когда водка появилась в Швеции, она являлась исключи­тельно лекарственным средством, принимавшимся по назна­чению врача. В документе XV в. утверждается, что она ле­чит самые тяжелые недуги, включая головную боль, умопо­мешательство, камни в почках и зубную боль. Она также ре­комендовалась как «прекрасное средство для бесплодных жен­щин».

В результате «кабацких бунтов» 1648 г. в Москве и в других российских городах была упразднена система «царевых каба­ков», которая давала хозяевам кабаков эксклюзивные права на производство и продажу водки. Некоторые считают, что бунты стали следствием, во-первых, резкого ухудшения качества водки, во-вторых, закабаливших городскую бедноту долгов за «водку в кредит», в-третьих, повального пьянства в деревнях.

Петр I любил водку, предпочитая анисовую. Во время час­тых визитов за границу он всегда брал ее с собой.

Петр безжалостно использовал водку в политических це­лях, придумав так называемую «штрафную рюмку». Знат­ные особы, попавшие в немилость, должны были выпить под насмешки царя и придворных чарку водки, содержащую две пинты. Целью публичного пьянства было лишение их всех титулов, а иногда — и жизни.

Качество русской водки, производимой в дворянских семьях при Екатерине Великой, было настолько высоко, что царица да­рила ее иностранным правителям. Например, Густаву III Швед­скому и Фридриху Великому Прусскому. Она также посылала ее в дар французскому философу Вольтеру, известному цените­лю хороших вин. Когда один из придворных высказал свои со­мнения по поводу целесообразности такого подарка, она ответи­ла: «После этого он проглотит свой язык либо от удивления, ли­бо от удовольствия, либо от зависти к России».

Семья Смирновых начала дистиллировать водку в Моск­ве в 1818 г. Но невиданный подъем предприятия начался в 1886 г. после самой большой в России ярмарки в Нижнем Новгороде, когда царь Александр III назначил их поставщи­ками императорского двора. Говорят, что внимание царя к Петру Смирнову привлек выставляемый в павильонах Смирнова настоящий медведь и одетые в костюмы медве­дей официанты, подающие водку.

Компании Brannvin обладали эксклюзивным правом на про­дажу и подачу водки через сеть специальных ресторанов, кото­рые были открыты по всей Швеции во второй половине XIX в. (см. с. 40). Их целью было содействовать трезвости, устойчи­вой морали и лучшему образу жизни рабочих людей, но это ока­залось трудной задачей. В газете Goteborgs-Posten в 1897 г. было опубликовано описание ресторана, принадлежавшего ком­пании:

«Суббота, декабрь, 18.00 ...Мы вошли в помещение. Атмо­сфера здесь была столь тошнотворна и отвратительна, что моим первым побуждением было развернуться и убе­жать прочь. Но я сделал над собой усилие, и мы расположи­лись возле стола на грубых желтых стульях без спинок. Один из нас пробился сквозь толпу жаждущих выпить мужчин, осаждающих бар, и заказал браннвин и кофе, кото­рые мы вскоре и получили... Неожиданно у меня промелькну­ла мысль о прекрасных идеях зачинателей системы, стремя­щихся обратить рестораны в хорошие, чистые, добропоря­дочные места общественного питания для рабочих. Но ока­залось, что именно здесь и необходим зверский аппетит...»

Распространенная польская пословица гласит: «Водка в малых количествах безвредна, в больших тоже».

В Польше существуют сотни анекдотов, посвященных водке. Один из самых популярных — про алкоголика, решив­шего избавиться от своей проблемы. Когда он сообщил сво­ему врачу, что выпивает ежедневно около пинты водки, врач рекомендовал ему сократить дозу до 2—3 ста­канчиков в день. Они договорились встретиться через 2 недели. Ровно в назначенный срок мужчина пришел на прием к врачу, который сразу же понял, что тот очень пьян. «Вы воспользовались моим советом и сократили при­ем алкоголя до 2—3 стаканчиков в день?» — спросил док­тор. «Да, — ответил мужчина, — но вы не единственный врач, который меня лечит».

Фирма Polaroid Instant Cameras сыграла немаловажную роль в росте популярности водки в США. В течение 50-х гг. Джон Дж. Мартин, знаменитый президент корпорации Heublein, ко­торый запустил марку Smirnoff в стране, имел обык­новение обходить бары с камерой Polaroid. Он делал две фото­графии бармена, приготовляющего коктейль Moscow Mule, и от­давал одну ему. Вторую фотографию он показывал бармену дру­гого бара со словами, что все вокруг пьют этот (в те времена ма­лоизвестный) коктейль.

Настоящий Мартини делался с джином, самым изыскан­ным английским спиртным напитком. Парадоксально, что самым знаменитым пропагандистом коктейля Водка-Мар­тини в 50-е и 60-е гг. стал великий британский суперагент Джеймс Бонд. Еще более парадоксален тот факт, что ак­тер, первым сыгравший роль британского суперагента, был патриотом Шотландии и пил только виски.

Бонд пил не только коктейль Водка-Мартини. В Casino Royale он заказал коктейль, приготовленный из трех частей джина Cordon's, одной части водки и половины Kina Lilet. Все это было смешано и подано со льдом и большим ломтиком ли­мона. «Черт возьми, это стоящий напиток! — заметил его друг Феликс Лейтер. «Я никогда не пью более одного стакана перед обедом, — отвечал Бонд, — но я предпочитаю, чтобы этот стакан был большим, а его содержимое — очень крепким, очень холодным и очень хорошо сделанным».

 

royaldrinks.ru

Несмотря на то, что сайт весёлый и интересный, в соответствии с законодательством РФ, просмотреть его можно только по достижении 21 года.